C.A. Шарп, известный эксперт в области генетики и наследственных болезней собак

Впервые опубликовано в Double Helix Network News, Volume III No. 1 Зима 1995
 

Спящие драконы: наследственная болезнь и этика заводчика

Мир чистокровных собак опирается на плечи двух спящих драконов. Пастух на пастбище, экспонент в ринге и заводчик у бокса с новорожденными щенками чувствуют земную дрожь, когда пробуждается любой из них.
Один из этих драконов - наследственные болезни, похоже, принял большую дозу кофеина. Заводчики сталкиваются со все растущим списком проблем. Ситуация стала настолько серьезной, что привлекла внимание широкой публики, в результате чего появились статьи в национальной прессе и электронных СМИ. Второй дракон - этика заводчиков - спит гораздо более крепко. Он мог бы поставить под контроль своего капризного брата, если б мы нашли тот "звонок", который бы разбудил его.
Этим "звонком" является этика. До тех пор, пока индивидуальные заводчики и те, кто продвигает и поощряет их действия - породные клубы и федерации, не начнут делать больше, чем простое запудривание мозгов об этике, этот второй дракон никогда не проснется.
Федерации поднимают "руки вверх", настаивая на том, что контроль наследственных болезней - это сфера ответственности заводчиков. Если крупнейшая из них - AKC - может вступить в борьбу против попытки одного заводчика зарегистрировать вполне здорового черного эрдельтерьера (этот окрас мог стать результатом единственной мутации рецессивного гена желто-коричневого окраса в его доминантную форму черно-вороного), почему она не может предпринять усилий для того, чтобы остановить разведение собак с основными наследственными болезнями? Если бы в AKC хотели, то смогли бы. И то же самое касается более мелких клубов.
Наглядным примером того, что может сделать федерация, может служить политика Международного Общества Овчарок по контролю над прогрессирующей атрофией сетчатки глаза. В начале 70-ых, в Великобритании у 14% собак находили это заболевание. Два десятилетия спустя, в 2000 году только три собаки были диагностированы с этой болезнью.
Федерация достигла этого, требуя, чтобы все собаки, участвующие в выставках и соревнованиях, были проверены. Они опубликовали результаты всех собак, как пораженных этой болезнью, так и свободных от нее. Они также изменили структуру оплаты за регистрацию щенков. Регистрация помета, родители которого прошли тест и оказались свободны от этого заболевания глаз, стоила меньше, чем регистрация помета, у которого только один родитель прошел этот тест, и значительно меньше, чем регистрация помета, у которого этот тест родителям не делался.
Хотя такая программа была бы намного более сложной в многопородной федерации или когда отдельная порода имеет многочисленные проблемы, бурный рост компьютерных технологий делает оправдания, основанные на сложности ведения такой базы данных, в лучшем случае слабыми.
Породные клубы рекламируют себя как хранителей всего, что является драгоценным в их породах. Большинство, если не все, имеют кодексы этики. Но кодексы этики имеют тенденцию быть беззубыми документами, которыми стирают пыль и размахивают только тогда, когда клуб обвиняют в том, что он не обращает внимание на этические проблемы.
Кодексы этики обязаны иметь острые зубы, но этого недостаточно. Породные клубы должны тратить намного больше времени и сил на обучение своих членов и широкой публики о наследственных проблемах в их породах. И на поддержку, в том числе и финансовую, исследований этих проблем.
Никто другой не сможет знать больше о генетических проблемах в породе, чем породные клубы. У них превосходная позиция для контроля уже выявленных проблем и поиска новых. Кто-то должен привлекать внимание ветеринарного сообщества к определенным породным проблемам. Кто сделает это лучше, чем организации, заявляющие о себе, что они созданы и существуют для защиты и развития этих пород?
Американский клуб голден-ретриверов в сотрудничестве с AKC в своей экспериментальной программе распространял информационные брошюры, описывающие наследственные проблемы породы и то, как проверить свою собаку на их наличие, среди всех, кто регистрировал голденов, а также совершал обходы зоомагазинов и даже безответственных заводчиков. Если этот клуб может сделать это, то другие тоже могут.
Теперь мы добрались до непосредственно заводчиков. Каждый человек, который вяжет суку с кобелем, должен делать это только с намерением произвести щенков таких же хороших или лучше, чем их родители. Собаки с наследственной болезнью, пусть даже красивые или умные, не будут лучше. Неэтично производить их, неэтично всучивать их другим заводчикам. Еще хуже свалить их на не подозревающих простых владельцев, не занимающихся разведением, или иностранных заводчиков, слишком плохо знакомых с породой, чтобы знать ее проблемы.
Фактически все серьезные заводчики, включая тех, кто открыто заявляет, что их единственной целью являются победы на выставках, предпримут некоторые усилия, чтобы очистить племенное поголовье, особенно кобелей, от общепризнанных проблем. Большинство сделают это из чувства ответственности, некоторые сделают это только потому, что никто не придет на вязку к их кобелям, если они не сделают этого. Давление со стороны своих коллег может быть замечательной вещью.
Генетический отбор должен стать намного более строгим. Если на наличие болезни можно проверить до того, как щенок покинет заводчика, это должно быть сделано, независимо от того, к заводчику уедет щенок или нет.
Все племенные и участвующие в выставках и рабочих испытаниях собаки должны быть проверены на другие болезни, как только они становятся достаточно взрослыми. Если требуются повторные тесты для уверенности, что животное является свободным от болезни, все тесты должны быть повторены так часто, как того требует современная ветеринарная наука.
Если собака имеет болезнь, ее нельзя использовать в разведении. Ее родители, потомство и ближайшие родственники должны использоваться в разведении с особой осторожностью, особенно когда животные-носители этих генов не могут быть идентифицированы.
Все эти тестирования - только половина того, что заводчики должны делать. Они должны также сообщать об этом. Отказ от предоставления информации о наследственных болезнях столь же неэтичен, как и ложь о них, хотя желание "пристрелить, закопать и закрыть на замок" может быть очень велико.
Много лет назад я приобрела мою первую выставочную собаку. Подобно большинству новичков, я была под сильным влиянием заводчицы, от которой я получила ту собаку. Я была должна заводчице щенка при условии вязки с кобелем по ее выбору. В возрасте одного года я проверила ее на дисплазию тазобедренного сустава, а затем в 18 месяцев повязала ее.
На следующий год я запланировала ее вязку с кобелем уже по моему выбору и договорилась с его владельцами. После того, как ей исполнилось два года, я повторно проверила ее на дисплазию тазобедренного сустава, и на этот раз она не прошла тест.
Первым делом я позвонила ее заводчице. Она сказала мне, что суку не следует больше вязать, и я согласилась с этим. Но она упорно продолжала говорить мне, что я никому не должна рассказывать о том, что такое с моей сукой. Это бы повредило ее репутации. Это бы повредило и мне (я оставила щенка из ее первого помета). Это также повредило бы репутации кобеля, с которым она вязалась. Я уважала эту женщину. Всему, что я знала о собаках, научила меня именно она.
Я стерилизовала свою суку и позвонила владельцам кобеля, вязку с которым я уже запланировала, пробормотав какую-то неудачную отговорку об отмене вязки. Я могла понять по тону женщины, что она не поверила ни единому моему слову. Я чувствовала себя отвратительно.
Как затем выяснилось, отец моей суки был полубратом кобелю, основавшим линию, которая была - и все еще остается - известной своими проблемами с дисплазией тазобедренного сустава.
Заговор молчания, а этот эпизод является всего лишь одним маленьким его примером, способствует распространению наследственной болезни при попытке скрыть ее.
Другим примером является случай с заводчицей, написавшей письмо в породный журнал о том, что она обнаружила, что ее кобель-производитель был носителем аномалии глаз у колли (хороидальной гипоплазии). Они поместили собаку в любящий дом в качестве пета. ЕЕ сурово критиковали за то, что она высказалась. Возможно, наиболее поразительная критика исходила от человека, который поносил ее в разделе "Письма читателей" за ее ужасное "обращение" с собакой. Животное было живо и здорово, жило в доме, где его любили, но так как письмо этого человека появилось в другом номере журнала, то читатели, которые пропустили предыдущий, должны были предположить, что нечто ужасное случилось с собакой. Так и разрастаются слухи.
Побуждение людей к лжи, запугивание, принуждение к молчанию и даже угрозы - не есть этическое поведение. И заводчиков это касается более, чем кого-либо еще. И при этом не является этическим относиться с презрением и высмеивать тех, кому хватает нравственной смелости открыто заявлять о наследственных болезнях у своих собак.
Близнецы-драконы продолжают свою дремоту, но один наполовину проснулся, а другой остается наполовину глухим к тому, что происходит в окружающем мире. В силах федераций, клубов и заводчиков утихомирить одного и найти тот "звонок", который бы разбудил другого.

Перевод А.Заброда  питомник "Зон Мирэкл"

Использование данных материалов допускается только по согласованию с нами и с обязательной активной ссылкой на наш сайт!